«Большинство людей сломано»

Российские исправительные лагеря считаются наследием печально известных ГУЛАГов. Заключенные живут и работают там в ужасных условиях, вдали от какой-либо цивилизации — теперь тоже кремлевский критик Алексей Навальный.

В России есть разные категории лагерей для военнопленных: от лагерных поселков до особых колоний. Кремлевский критик Алексей Навальный приговорен к тюремному заключению на срок около двух с половиной лет в колонии общего назначения. Они не относятся к худшей категории, но, тем не менее, являются наследием печально известных гулагов.

До лагерей часто трудно добраться. В основном они вдали от какой-либо цивилизации. И, говорит Петр Курьянов, они не имеют ничего общего с цивилизованным миром.

«Вы должны сами убедиться в условиях, в которых люди содержатся там годами», — говорит Курьянов, борющийся за права заключенных. «Вы постепенно теряете рассудок».

Бараки самые худшие

Петр Курьянов знает, о чем говорит. Его самого несколько раз арестовывали. И время в лагерях оставило видимые следы. По его словам, самое худшее — это не стены, колючая проволока или сторожевые башни. Хуже всего стареющие бараки, в которых приходится жить заключенным. Всегда вместе, а не в одиночестве.

Это общежития с десятками двухъярусных кроватей, — говорит Ольга Романова. Она создала организацию для поддержки сокамерников. Душ, туалет, в лагерях все хорошо видно. Вся уборная. — Хорошо, если там вообще есть душ, — говорит Романова. Если нет, то есть только раковины.

Никакой приватности и много насилия

«Отсутствует уединение», — говорит Петр Курьянов. Физическое и психологическое насилие — в порядке вещей. Среди сокамерников, а также охранники легко найдут повод кого-то наказать. Достаточно открытой кнопки, либо якобы отсутствующего приветствия. Систематический кошмар: 24 часа в сутки, семь дней в неделю. И так годами.

«Большинство людей сломлено этой системой, наследием ГУЛАГа, — говорит Петр Курьянов. Ольга Романова поясняет: «За десятилетия в повседневной жизни мало что изменилось. Просыпайтесь в 6 утра под громкую музыку. Затем застелите постели и вымойте. Утренняя перекличка. Утренняя зарядка в любую погоду. «Потом всех заводят завтракать, — говорит Ольга Романова. «Есть кусок хлеба с маргарином и кашей, ни одна из которых не хорошего качества».

Правозащитник сказал, что на еду будет потрачено 80 центов в день на одного заключенного.

Всего два часа свободного времени

После обеда все направляются в рабочую зону склада: на конвейер или в швейный цех. Далее следует короткий, быстрый обед:

«Алюминиевая посуда. Никакой вилки. Никакого ножа. Все едят алюминиевыми ложками. Если положить в карман кусок хлеба или салфетку, вы рискуете попасть в одиночную камеру», — говорит Ольга Романова.

А это значит: дни, недели или месяцы в холодной одиночной камере, в которой кровать откидывается в течение дня и в которой нет активности.

Работа обычно продолжается до обеда. Перед сном в 22:00 есть час-два свободного времени. Обычно здесь есть библиотека, клуб и общая комната с телевизором, в котором можно принимать государственные каналы.

Трудные визиты

По словам Романовой, посещения адвокатов сложны, но возможны.

«Родным сложнее. У них есть право на одно посещение в месяц. Разговор по телефону, разделенный стеклянными панелями, максимум четыре часа», — поясняет она.

Каждые три месяца задержанные теоретически имеют право принимать посетителей на срок до трех дней. Но комнаты, отведенные для этого, редки и вызывают ожесточенные споры. Руководство лагеря использовало это как средство давления.

По словам Ольги Романовой, ввиду того общественного внимания, которое привлекает к себе Навальный, охранники, вероятно, будут сдерживаться, когда дело доходит до насилия. Тем не менее, в русском лагере легко умереть:

«Там он либо падает с лестницы, либо вступает в конфликт с преступником и получает ножевое ранение. Это широко распространено», — говорит она.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector