Раны Уганды трудно залечить

Повстанческое ополчение Уганды ЛРА похитило, убило и изнасиловало десятки тысяч человек. И все же оставшиеся в живых следят за судом над командующим Онгвеном с разными чувствами.

«Моя мать и многие другие были в деревне», — вспоминает Винсент Ойет. Когда он вернулся в Лукоди на севере Уганды через день после нападения повстанцев 19 мая 2004 года, многие дома перестали стоять, его старая жизнь закончилась. «Я нашел многих убитыми, некоторые сгорели в своих домах, другие были ранены или в больнице. Плохой день для меня и этого сообщества».

Ойет стоит перед небольшой колонной с крестом без украшений. На нем почти 50 имен. «Особенно пожилые люди, которым не удалось сбежать, или маленькие дети», — тихо говорит Ойет и сдерживает слезы. И все же почти 17 лет спустя.

Он показывает дом памяти. Здесь можно увидеть истории отдельных убитых людей, их фотографии, а также фотографию человека, который, вероятно, возглавил нападение: Доминика Онгвена. «Армия сопротивления Бога» (LRA) похитила Онгвена в 1990 году, когда ему было десять лет, когда он ехал в школу. С этого момента он должен был сражаться и подниматься в их ряды — через пытки и убийства.

Винсент Ойет перед мемориальным камнем в Лукоди.
Уголовный суд Гааги осудил военного преступника Онгвена

Мусевени выгнал ЛРА — они продолжали убивать

1990-е и начало 2000-х были временем, когда основатель Джозеф Кони превратил ЛРА в внушающую страх повстанческую силу, стремящуюся свергнуть нового президента Уганды Йовери Мусевени. К 2006 году его армии удалось изгнать ЛРА из страны. С тех пор она продолжала убивать, пробираясь через регион: Демократическая Республика Конго, Центральноафриканская Республика, Южный Судан — ЛРА сеет ужас повсюду, более 1,8 миллиона человек бежали от конфликта, по данным ООН.

LRA теперь только тень самой себя, но Кони все еще не схвачен. Онгвен, как говорят, был одним из самых важных и особенно жестоких командиров до того, как ему пришлось сдаться в 2015 году. «Международный уголовный суд сообщил нам, что Онгвен стоял за резней в Лукоди», — говорит Ойет. Сам он несколько раз похищался ЛРА — впервые в возрасте 15 лет. Но ему всегда удавалось бежать.

Доминик Онгвен в Международном суде в Гааге. Изображение: picture alliance / dpa

«Нас похитили»

Он встретил след разрушения Онгвена, но не сам, в отличие от Эвелин Амони. Похищенная, когда ей было 12 лет, она была замужем за главой ЛРА Кони — как одна из его 27 жен. У нее был личный контакт с Онгвеном, когда ее унесло течением, когда она переходила реку: «Доминик и еще несколько человек спасли меня», — говорит она.

Эвелин Амони на каменистом склоне недалеко от города Гулу на севере Уганды. Изображение: ARD Nairobi

Рядом с северным угандийским городом Гулу — в то время центром активности повстанцев — она ​​часто посещает каменистый склон. Место, которое напомнит ей о том, как она потеряла первого ребенка. Во время нападения угандийской армии на повстанцев из ЛРА, Амони полагает, что четырехлетний ребенок мог быть схвачен и захвачен армией. Через год она сбегает. С тех пор она ищет свою дочь — она ​​все-таки не хочет терять надежду найти ее.

Эвелин Амони | Эвелин Амони обедает со своей семьей. Изображение: ARD Nairobi

Как и Винсет Ойет, Эвелин Амони борется со своей собственной группой самопомощи, чтобы обеспечить возмещение ущерба репатриантам, особенно женщинам и детям, которые были украдены в то время. Вы ничего не могли поделать, — говорит Амони, и Онгвен тоже: «Мы не пошли в кусты по собственной воле, нас похитили».

«Онгвен знал, что делал», — говорит Ойет.

Ойет видит это иначе: ему самому несколько раз удавалось бежать. Так почему бы и не Онгвену? Потому что он хотел себя обслужить? Но главное: «Когда произошла бойня, ему было больше 18 лет. Он знал, что делал», — считает Ойет.

Когда он не борется за сообщество репатриантов, Ойет теперь работает учителем. Он рисует структуру ООН на доске для своего класса. «Никто не может обойтись без другого», — говорит он. Это относится к штатам, но также и к его школьникам: «Они учатся тому, что должны делиться. И что всем нужен мир. Они должны понять, что мы все должны уважать друг друга».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector