Конец тишины

Жестокое обращение с детьми, сексуальное насилие, педиатрические преступления: Франция переживает свою версию протеста MeToo. Новые разоблачения и ужасающие обвинения публикуются почти ежедневно.

«Это произошло в моей комнате ночью, когда мама спала, или днем, когда я был с ним наедине», — говорит Гийом, который не хочет называть свою фамилию.

Ему было четыре года, когда начался его личный кошмар. Отец приставал к нему более 15 лет.

«Он сказал мне, что если я расскажу об этом, у меня будут проблемы». Из-за страха Гийом годами хранил молчание и имел за спиной несколько попыток самоубийства. «Я вырос с грузом этой истории — и с грузом молчания», — говорит он. Только в 27 лет он находит в себе силы нарушить это молчание.

Известно, но игнорируется?

Нарушение молчания — это то, что сейчас происходит во Франции почти каждый день. Так началось так называемое дело Дюамеля. В январе известного политолога и конституционного юриста Оливье Дюамеля его падчерица Камилла Кушнер в своей книге «La familia grande» обвинила в регулярном сексуальном насилии над своим пасынком в детстве. Об этом давно знали в элитных парижских кругах, но игнорировали. Подал в отставку и глава Парижского университета наук По, на который работал Дюамель. Он признал, что знал об обвинениях.

С тех пор как началось дело Дюамеля, многие люди публично рассказывали о своих переживаниях. Дети политиков, влиятельных людей, знаменитостей. Совсем недавно дочь популярного актера и режиссера Ричарда Берри стала достоянием общественности, обвинив отца в изнасиловании ее. Все меньше знаменитостей сообщают о своих впечатлениях в социальных сетях под хештегом #metooinceste.

Графика в Париже гласит: «Дюамель и другие — вы никогда не будете жить в мире». Изображение: AP

«Социальное изменение»

«В настоящее время мы являемся свидетелями продолжения дебатов по поводу MeToo во Франции», — говорит философ Марк Крепон, активно участвовавший в дебатах. По его словам, в MeToo женщины, ставшие жертвами сексуальной агрессии, получали право голоса. «До сих пор те, кто стали жертвами в детстве десять, 15 или 20 лет назад, не играли никакой роли. MeToo еще не нарушила табу на педопреступность», — говорит он. Сейчас это меняется.

Теперь жертвы почувствовали желание нарушить свое молчание, назвать преступников и привлечь внимание общества к проблеме. «Я думаю, что в настоящее время мы переживаем изменения в обществе», — говорит Крепон. Благодаря этим дебатам общество учится больше не терпеть определенные вещи, на которые оно давно закрыло глаза. «Это изменение порога допуска», — говорит Крепон.

Не хочешь молчать: студенты в Страсбурге проводят демонстрацию перед университетом Science Po. Изображение: AFP

Наука По под перекрестным огнем

Во Франции дебаты еще шире. Престижные французские университеты Sciences Po подвергаются критике. Студенты сообщают о сексуальном насилии в своих университетах, которое не преследуется руководством. В Science Po в Тулузе в настоящее время расследуются обвинения в изнасиловании. Случаи также расследуются в кампусах Гренобля и Страсбурга.

Французское правительство сейчас пытается изменить закон. По словам министра юстиции Эрика Дюпон-Моретти, сексуальное проникновение взрослого в возрасте до 15 лет должно рассматриваться как уголовное преступление. В отличие от Германии, сейчас во Франции нет так называемого возраста согласия. Например, любому, кто хочет заниматься сексом по обоюдному согласию в Германии, должно быть не менее 14 лет.

Согласно нынешней правовой ситуации, молодые жертвы насилия во Франции должны доказать, что половые акты не были согласованы. Споры продолжаются. Только в выходные 160 знаменитостей призвали ужесточить правила во Франции.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector