«Расчетная жестокость»

Осман Кавала находится под стражей более трех лет. Сегодня против него начался второй судебный процесс. Президент Турции Эрдоган обвиняет его в планах государственного переворота и описывает его как «источник финансирования террористов».

Что имеет президент Эрдоган против Османа Кавалы? Этот вопрос снова возникает сегодня, когда турецкий покровитель культуры должен ответить на втором судебном процессе, потому что, среди прочего, он софинансировал и организовал протесты в парке Гези в Стамбуле в 2013 году. Кавала находится в тюрьме более трех лет. Международные политики и Европейский суд по правам человека требуют, чтобы Турция немедленно освободила его. Многие, кто его знает, говорят, что 63-летний мужчина — особенный человек. Для Эрдогана он кажется особым врагом.

Осман Кавала | Источник изображения: APgalerie Осман Кавала — не политик и не агитатор, говорят друзья и гиды.

Арест без повода?

Явуз Озкая сидит за своим столом в Анкаре и качает головой. Он не понимает, почему Осман Кавала сидит в тюрьме. «Он не был так хорошо известен публике. И он тоже не политик. Он просто занимается своими проектами. Мы просто понятия не имеем». Озкая — архитектор, много лет работавший с Османом Кавала. Например, в восточной Турции, в Ани, реставрируют исторические армянские здания — в этом проекте также участвовало министерство культуры Турции.

Особый враг Эрдогана

По словам Озкая, сотрудники министерства были очень обеспокоены арестом Кавалы осенью 2017 года. Их босс, президент Реджеп Тайип Эрдоган, объявил его особым врагом. Покровитель культуры был замешан в планах переворота.

«Кто-то, кто был источником финансирования террористов во время протестов в парке Гези, в настоящее время находится в тюрьме. Почему наша система правосудия должна арестовывать невиновного человека, который ничего не совершал?» — сказал Эрдоган.

Обвинения также против немецких фондов

Энн Данкер почти отчаялась при таких обвинениях. Она встретила высокого стройного мужчину с седыми вьющимися волосами 21 год назад после сильного землетрясения недалеко от Стамбула. Тогда они вместе помогали пострадавшим. Сейчас она работает в немецком фонде Mercator, который также реализует совместные проекты с 63-летней женщиной. Она описывает Кавалу как спокойного и уравновешенного человека.

«Он вовсе не из тех, кто политически агитирует или пытается чего-то добиться с помощью агрессивности». Скорее, он пытается сделать мир немного лучше с помощью межкультурных встреч.

Немецкие фонды, такие как Немецкий институт Гете или Фонд Меркатора, уже участвовали в первом испытании. Обвинение: они тоже оказали влияние на протесты в парке Гези. Данкер решительно отвергает это. Она отмечает, что все гранты от ее фондов прозрачны и понятны.

Новые обвинения после первого оправдания

Меркатор по-прежнему привержен Кавале и своему Фонду Анадолу Кюлтур. Вместе с другими немецкими учреждениями, которые действуют в Турции, Mercator недавно выступил с публичным заявлением против обвинений и осудил тюремное заключение Кавалы. Однако некоторые другие партнеры его фонда уходят, — говорит его ближайшая коллега Асена Гюнал.

В феврале стамбульский суд оправдал покровителя культуры. В то время Гюнал с другими друзьями ждал возле тюрьмы. Он не идет. Его сразу же снова арестовывают в связи с новым расследованием. Для Асены Гюнал это пытка: «Это рассчитанная жестокость. И я не знаю, когда он будет освобожден. Я действительно вижу только один шанс, если правительство лишится полномочий».

Европейский суд и Совет Европы вмешиваются

Дело Кавалы является ярким примером произвола турецкой судебной системы под влиянием политики, считают критики. Год назад Европейский суд по правам человека постановил, что Турция должна немедленно освободить Кавалу. В начале месяца Совет Европы призвал к исполнению постановления. Анкара все это игнорирует.

«Это будет иметь последствия», — говорит Питер Швабе. Он является членом Бундестага от СДПГ и заседает в Совете Европы: «В конце концов, речь также идет об основных принципах, о том, может ли страна, не соблюдающая эти правила, оставаться членом Совета Европы».

Кавала продвигает свои проекты небольшими записками из тюрьмы, даже инициирует новые. И все же Явуз Озкая, архитектор из Анкары, говорит: «Нам его очень не хватает».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Adblock
detector