Темная сторона Бахрейна

Бахрейн ждет визита премьер-министра Израиля Нетаньяху — два государства недавно установили дипломатические отношения. Политический переворот для обоих государств — но политический климат в Бахрейне репрессивный.

Имидж Бахрейна настолько плох, что страна много лет тратила много денег на лоббистов в Вашингтоне. Новый друг Израиля в Персидском заливе — это не только не демократия, но и особенно репрессивное — жесткое полицейское государство, в котором суннитское меньшинство правит шиитским большинством.

Страх воцарился с тех пор, как девять лет назад король Хамад бин Иса аль-Халифа жестоко подавил демократическое движение. На крупнейшие митинги того времени собралось более 100 000 человек, что составляет не менее пятой части населения страны, что в процентном отношении больше, чем в любой другой стране во время «арабской весны». Люди хотели напомнить королю о его обещании: он поставит Бахрейн на путь конституционной монархии.

Протестующие на центральной площади столицы Бахрейна Манамы | Источник изображения: AFPgalerie В феврале 2011 года население Бахрейна взбунтовалось. Жемчужная площадь в Манаме была местом массовых демонстраций в течение нескольких недель.

Конфликт с прошлым

Конфликт в маленьком государстве насчитывает десятилетия. По сути, речь идет о шиитском большинстве населения, которое считает, что суннитская королевская семья обращается с ним как с людьми второго сорта. Однако конфликт не носит религиозного характера, поскольку требования к королю носят исключительно политический характер: подобно тому, как некоторые важные шиитские семьи поддерживают правящий дом, в лагере оппозиции также есть сунниты.

В 2011 году другие страны Персидского залива несколько недель наблюдали за «арабской весной» в Бахрейне — затем Саудовская Аравия и Объединенные Арабские Эмираты направили войска. Солдаты силой прекратили протесты и разрушили центр демонстраций, Жемчужную площадь в Манаме.

Танки блокируют подъездные пути к Жемчужной площади в столице Бахрейна Манаме в марте 2011 года | Источник изображения: AFPgalerie В конце концов армия подавила восстание при поддержке военных из соседних стран.

С маслом приходит влияние Запада

Бахрейн — островное государство размером с Гамбург — был первой страной в Персидском заливе, экспортирующей нефть — еще в 1934 году. Соответственно, он рано вступил в контакт с Западом. Это сформировалось: здесь были профсоюзы несколько десятилетий назад. Алкоголь в свободном доступе. Саудовцы любят ездить по мосту в соседнее государство, чтобы повеселиться в Бахрейне. Здесь можно предаться любым тискам.

Также уникален в Персидском заливе: в Манаме есть небольшая синагога, а еврейская община Бахрейна насчитывает около 30 членов. Один из ее членов даже приехал в Вашингтон в качестве посла. Но приверженность царя еврейской общине вызывает споры. Критики говорят, что монарх хочет только продвигать свой имидж на Западе.

Другая земля

По словам журналиста Мансура аль-Джамри, после подавления демократического движения в 2011 году характер страны ужасающим образом изменился. До этого было «живое гражданское общество», свободная дискуссия, независимая газета. В ходе разгона «практически всех заставили замолчать». И если вы все-таки что-то говорите, вы рискуете своей жизнью или своей профессиональной карьерой.

С тех пор Бахрейн был в значительной степени закрыт для иностранных журналистов. В рейтинге свободы прессы организация «Репортеры без границ» ставит страну на 169-е место, опережая Саудовскую Аравию на одно место.

Однако Бахрейн имеет стратегическое значение как порт приписки Пятого флота ВМС США. Это всегда защищало королевскую семью от чрезмерно резкой критики со стороны Вашингтона. Формула 1, которая впервые участвовала в гонке в Бахрейне в 2004 году, сыграла важную роль в обелении дурной репутации страны. Мирное соглашение с Израилем уже намного эффективнее. По его мнению, Бахрейн уже получил исключительно положительную прессу во всем мире.

Смена при новом премьер-министре?

Спустя почти десятилетие после «арабской весны» у Бахрейна теперь есть шанс встать на новый путь. Халифа бин Салман, дядя короля, недавно умерший премьер-министром с момента основания государства около 50 лет назад. Принца, жесткого агитатора, ненавидели многие бахрейнцы. Они считали его стержнем коррупции в стране.

Со смертью Халифы сторонники жесткой линии потеряли власть. Король назначил своего сына Салмана новым главой правительства. Его считают умеренным и реформаторским. Однако сомнительно, изменит ли это ситуацию в Бахрейне. Потому что страна больше не хозяин своей судьбы. Самое позднее с 2011 года наиболее важные для Бахрейна решения принимаются в Эр-Рияде.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Adblock
detector