Иконоборчество против главы правительства

Спустя пятьдесят лет после обретения независимости исламисты угрожают погрузить Бангладеш в хаос: за поверхностным спором по поводу исламского запрета на изображения стоит ожесточенная борьба за власть.

Будь то изображения, бюсты или статуи: образ основателя республики Шейха Муджибура Рахмана вездесущ в столице Бангладеш Дакке. Именно он привел южноазиатскую страну к независимости 50 лет назад после кровавой войны против Пакистана. За это и по сей день почитают Рахмана как святого.

Празднование его 100-летия в марте этого года стало началом юбилейных торжеств. Предстояло установить бесчисленные новые статуи и портреты «Бангабандху», друга Бангладеш, как его почтительно называют почти 160 миллионов бангладешцев. Но это как раз то, что является занозой для исламистов страны.

«Это идолы. Возведение статуй является абсолютно антиисламским и противоречащим шариату», — говорит Джунаид Бабунагари. Недавно он возглавил радикальную исламскую организацию «Хифазат-е-Ислам». И исламисты не хотят оставлять это на словах: они пригрозили снести все статуи основателя государства. «Я бы даже не допустил, чтобы статуи были воздвигнуты моему собственному отцу», — говорит Бабунагари, что является прямым вызовом премьер-министру Бангладеш Шейх Хасине Ваджед: она дочь основателя государства Рахмана и отвечает за запланированные торжества.

 

День убийства шейха Муджибура Рахмана является национальным днем ​​траура в Бангладеш. | Источник изображения: picture alliance / ZUMAPRESS.comgalerie

Спрос на дешевый текстиль упал — голод вернулся

То, что на первый взгляд выглядит странным спором по поводу толкования исламского запрета на изображения, на самом деле является ожесточенной борьбой за власть в этой южноазиатской стране. В течение многих лет Бангладеш считался самым бедным домом в мире. Но при левоцентристском правительстве премьер-министра Хасины страна достигла значительного экономического роста за последние десять лет. В этом, в частности, позаботилась текстильная промышленность. Сотни тысяч женщин нашли здесь работу швеями. И даже если условия труда и особенно заработная плата иногда были ужасными, у швеи была возможность поддержать семьи своей работой.

Так получилось, что с 2010 года темпы роста стабильно превышали пять процентов, а в прошлом году даже достигли 7,3 процента. Это сделало Бангладеш одной из самых быстрорастущих экономик мира. Внезапно заговорили даже о новом государстве-тигре — на основе Южной Кореи, Сингапура и Тайваня, которое заработало это звание за десятилетия экономического роста.

Но с пандемией короны глобальный спрос на дешевый текстиль «Сделано в Бангладеш» резко упал. С тех пор страна борется с безработицей, а в Бангладеш вернулись крайняя нищета и голод. Исламисты теперь видят в этой ситуации свои возможности.

Исламисты восстают против правительства

Кроме того, правление премьер-министра Хасины становится все более авторитарным. На последних парламентских выборах в 2018 году правящая партия набрала почти 77 процентов, что довольно необычный результат для действующей демократии. Политическую оппозицию заставляют замолчать и оттесняют. Исламисты — почти единственные, кто противостоит этому.

Официально Бангладеш — светская страна, но почти 90 процентов населения исповедуют ислам. Это делает Бангладеш третьей по величине мусульманской страной в мире после Индонезии и Пакистана. В последние годы по всей стране возникли консервативные и фундаменталистские школы Корана. Обучение бесплатное, что привлекает многих молодых студентов. Бывает, что и боевики получают влияние.

Перед плакатом с лицом премьер-министра Хасины демонстранты протестуют против вандализма над статуей. | Источник изображения: MONIRUL ALAM / EPA-EFE / Shutterstocgalerie Перед плакатом с изображением премьер-министра Хасины демонстранты протестуют против вандализма у статуи.

Производство по подстрекательству к перевороту

В 2016 году мир был шокирован, когда группа исламистов убила 18 западных иностранцев в кафе в столице Дакке. И Бангладеш также сделал себе имя за последние несколько недель. После того, как президент Франции Эмануэль Макрон выступил в защиту публикации карикатур на Мухаммеда, в Дакке произошли крупнейшие в мире антифранцузские протесты. Сотни тысяч людей вышли на улицы.

Очевидно, эти протесты служили исламистам показателем их собственных мобилизационных возможностей. С нападением на статуи они теперь ищут испытание силы с правительством. На прошлой неделе в Дакасском университете был поврежден первый памятник основателю республики. Государственная власть реагирует тонкокожей. Верховный суд Дакки только что возбудил дело против лидера исламистов Бабунагари — за подстрекательство к перевороту. Суд также постановил, чтобы все статуи в стране остались нетронутыми. Сообщается, что силы безопасности подавляют протесты исламистов. Тревожные времена впереди Бангладеш.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Adblock
detector