Ищете новый дом

Тысячи людей были перемещены в Нагорном Карабахе. На данный момент никто не знает, смогут ли они вернуться домой. Соглашение о прекращении войны ее не регулирует.

Когда началась война в Нагорном Карабахе, виноград еще собирали в селе Точ. Винодельня принадлежит армянину Григорию Аветисяну, Карине Сачарджан знает его с детства и работает на него, она организовывает винные фестивали в поместье и сама управляет гостевым домом. Утром 27 сентября, в воскресенье, она готовила завтрак для гостей, пришедших на сбор урожая, когда услышала артиллерийский огонь. На этом время сбора урожая и ее предыдущая жизнь закончились.

Из сельской школы в больницу были эвакуированы женщины и дети. Десять дней спустя бои подошли к селу так близко, что Зечаряну и работникам винодельни пришлось бежать. Староста села был уверен, что через несколько дней все уляжется. Итак, Захария взял только самое необходимое и выключил воду. «Мы готовились к тому, чтобы все можно было сжечь, уничтожить или разграбить», — говорит она. «Но мы думали, что в любом случае вернемся и все перестроим». Однако 19 октября азербайджанская армия взяла село. И надежда Захарии когда-либо снова увидеть ее родную деревню угасает.

Армения и Азербайджан десятилетиями воевали за Нагорный Карабах. Незадолго до распада Советского Союза регион с армянским большинством отказался от Азербайджана, но не получил международного признания. В ходе первой войны, которая закончилась в 1994 году, Армения захватила еще семь районов вокруг Нагорного Карабаха и удерживала их в качестве буферной зоны. Сейчас Азербайджан возвращает районы и части Нагорного Карабаха.

В декларации между Арменией, Азербайджаном и Россией, положившей конец нынешней войне, оговаривается, что армии останутся на своих позициях. Некоторые части Нагорного Карабаха, такие как село Точ, в настоящее время находятся под контролем Азербайджана. Кроме того, Армения должна передать Азербайджану остальную часть буферной зоны. Самый главный вопрос — что происходит с людьми в этих регионах. Согласно заявлению, беженцы и перемещенные лица вернутся в Нагорный Карабах и прилегающие районы под контролем ООН.

Некоторые армяне подожгли свои дома

Но никто точно не знает, как и кто это имел в виду. Азербайджанцы, которых армяне изгнали на войне в начале 90-х? Или также около 90 000 армян, которым недавно пришлось бежать? Означает ли это также Карине Сачарджан и 800 жителей села Точ, которые оставили все позади?

По запросу Агентство ООН по делам беженцев объявило, что оно не участвовало в переговорах и теперь поддерживает контакт с конфликтующими сторонами, «чтобы лучше понять условия соглашения». ООН, которая должна регулировать возвращение, в настоящее время не знает, что применяется. Между тем, армяне покидают и другие районы вокруг Нагорного Карабаха. Некоторые подожгли свои дома, потому что не хотят ничего оставлять Азербайджану. В воскресенье азербайджанская армия объявила, что взяла под свой контроль Агдамский район. Вскоре последуют районы Кельбадшар и Латчин.

В Степанакерте, столице Нагорного Карабаха, оставшейся под контролем Армении, первые жители медленно возвращаются. Во многих домах выбиты окна, и людям нужны лекарства и теплая одежда. В городе всегда бывают перебои с электричеством и интернетом, говорит 26-летняя журналистка Лика Сакарджан, которая также вернулась в свой родной город Степанакерт. Но хуже всего то, что жители Степанакерта больше не чувствуют себя в безопасности. «Вечер, я сижу дома одна и до поздней ночи разговариваю с друзьями по телефону, потому что в противном случае я боюсь, что в любую минуту азербайджанские солдаты могут ворваться в дверь», — говорит она. Она не верит, что полиция или российские миротворцы действительно могут защитить жителей.

Азербайджан вышел победителем из этой войны. На прошлой неделе президент Ильхам Алиев заложил первый камень новой дороги, которая приведет к городу Шуша. Захват этого места, лежащего на холме над столицей Степанакертом, решил исход войны в Нагорном Карабахе. Бывшие азербайджанские жители Шуши теперь хотят вернуться. Как и журналист Керим Керимли. Ему было 29 лет, когда в 1992 году ему пришлось покинуть родной город.

Керимли вырос в Шуше и воевал добровольцем на стороне Азербайджана. В 1998 году он смог ненадолго вернуться в город. Он посетил старую квартиру своей семьи, которая находится в доме в центре города за мечетью Гаучар-ага. В то время в квартире жила армянская семья. Они вместе пили чай.

«Я не думаю, что эта семья осталась там», — говорит Керимли. После изгнания он переехал в столицу Азербайджана Баку и начал там новую жизнь. Теперь он очень хочет вернуться в Шушу. «Я ждал этого момента 28 лет и шесть месяцев». Может, он сможет вернуться в старую квартиру, может, в новую, для него это не важно. И если дом будет разрушен, азербайджанское государство построит новые дома, считает он.

«То, что сейчас происходит с армянами, произошло с нами 28 лет назад», — говорит Керимли. Он считал правильным восстановление жилищных и имущественных условий, существовавших до начала войны в 1988 году. По его словам, если армяне захотят вернуться в Шушу, им придется принять гражданство Азербайджана. Тогда и их безопасность будет гарантирована.

При необходимости вся деревня снова собирается вместе

Но после того, как Азербайджан захватил территории, такие обещания звучат для армян цинично. Нет доверия, никто не чувствует себя в безопасности. В Тохе, как сообщила немногочисленная жительница села Карине Сачарджан, которая оставалась в селе до середины октября, азербайджанские войска, как сообщается, обезглавили одного человека и повесили другого. С тех пор ни один армянин не решился вернуться. «Может быть, мы можем жить рядом друг с другом, как соседи, но мы, армяне, не можем жить под властью Азербайджана», — говорит Зечарян.

Зечаряну 53 года, он родился в городе Точ и вырос в столице Армении Ереване. По ее словам, село всегда было почти исключительно армянским. После первой войны в начале 1990-х годов отец нынешнего владельца винодельни начал выращивать виноград сорта Хндогни, традиционного для Нагорного Карабаха. «Люди не могли представить себе жизни где-то еще. Если бы они думали, что им скоро придется уехать, они бы выращивали не виноград, а картофель», — говорит Зечарян.

Винодельня и пресса сейчас находятся под контролем азербайджанской армии. Ни Зечарян, ни владелец Аветисян не знают, вернут ли они когда-нибудь свою собственность. В имение попало несколько бомб. Все 800 жителей села размещены в гостиницах и пансионатах в Армении, у друзей и родственников. Захарян создал небольшой фонд и собирает деньги для помощи семьям.

Вместе с владельцем винодельни Григорием Аветисяном Сачарян сейчас подыскивает места для переезда жителей села Точ. Если они не могут вернуться в Тох, они даже рассматривают возможность переезда всего сообщества в новое место, чтобы открыть там винодельню и снова производить вино марки «Катаро». Зечарян говорит, что для этого они уже осмотрели место в Армении. Там они снова вырастили свои знаменитые виноградные лозы, некоторые из которых им удалось сохранить.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector